Полиграф ФСКБ
8-804-333-20-99
8-952-602-20-99

Облако тегов

Из сейфов VIP-клиентов Сбербанка испаряются деньги

Пропажа денег в Сбербанке


Виталий Астапкович арендовал индивидуальную ячейку в Сбербанке в 2010 г. Он хранил там документы, ценности, деньги.
Летом 2015 г. он обнаружил и заявил о пропаже 150 тысяч евро. По данному факту было возбуждено уголовное дело, В. Астапкович был признан потерпевшим. Сейчас он требует через суд около 820 тысяч евро в качестве компенсации и неустойки за пропажу крупной суммы из его сейфа.
Правомерность своих претензий потерпевший подтверждает не только рядом аргументов, двумя свидетелями, но и прохождением обследования на детекторе лжи.
Однако, Сбербанк, имеющий оперативную прибыль 40 млрд. руб., для которого потеря даже 1 млн. евро не будет чувствительной, не удовлетворил требования потерпевшего. Собственное расследование банка Астапкович считает «формальной отмазкой». По его мнению, ввиду доказанности вины банка следствием, отказ выплатить неустойку это просто попытка крупной организации «выйти сухой из воды».  Сотрудники Сбербанка также были проверены на полиграфе, но один из них отказался от проверки в самый        последний момент и на этом основании рассмотрение дела в суде было приостановлено. Потерпевший рассказал о том, что к нему, как к клиенту, банк отнесся по хамски, не откликнулся ни на одну его просьбу, о своем крайнем разочаровании СБ банка.

На стороне Астапковича:
-  показания представителя компании «Импульс СБ», обслуживающей индивидуальные сейфы клиентов банка. По его оценке используемое техническое оснащение несовершенно, оно  устарело, и физически, и морально. Случаи поломок оборудования были не однократно.
- показания трассологической экспертизой, согласно которой имеет место наличие динамических следов (царапин на элементах замка) характерных для попыток открытия замка «отмычками».
- странные заявления банка о том, что дубликат ключа не использовался одиннадцать лет. Но откуда на нем тогда следы пота, выявленные в результате проведения биологической судебной экспертизой? Каким образом комиссия банка вынесла решение отсутствия «внешних признаков вскрытия» сейфа, если металлическую дверцу следователи уже сняли?


В личной беседе с потерпевшим факт преступления представители СБ банка признали, но за этим, вместо помощи, они предложили ему провести проверку качество работы следствия и судебной системы.
Астапкович считает, что произошедшее с ним – результат наличия сговора ряда сотрудников банка, выстроивших схему противозаконного обогащения, сходившей им с рук много лет в силу труднодоказуемости.
Он надеется сломать эту систему не только выигрышем в суде, в крайнем случае он обратится в  Страсбургский суд. В Страсбургском суде сведения, полученные в результате проверки на полиграфе, признаются прямым доказательством фактов.


Пресс-служба московского «Сбербанка» комментариев не дает.

Сбербанк